РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ МОСКОВСКИЙ ПАТРИАРХАТ

Библиотека

Работы отца Ильи Шугаева, настоятеля храма Михаила Архангела, г.Талдом

Растим сына, растим дочь

Оглавление

Размышления о воспитании детей. Вступление

Воспитание будущего семьянина

О капризах и непослушании

Условия для воспитания

Дети и церковь

Воспитание будущего семьянина

Для верующего человека понятно, что воспитание начинается с утробы, ибо Церковь признает, что жизнь человека начинается с зачатия. Об этом мы уже говорили. Все больше об этом говорят и психологи. Например, сейчас активно развивается пренатальная (дородовая) и перинатальная (послеродовая) психология, которая изучает формирование психики на самых ранних стадиях развития ребенка. Очень интересны достижения советской школы научной сексологии (была такая отрасль психологии в советское время, и занималась она проблемами воспитания детей с учетом пола). С некоторыми важными достижениями должен быть знаком каждый молодой человек, собирающий стать родителем.

От нуля до трех

Другой важнейший период в развитии ребенка – это возраст от рождения до трех лет.
В это период ребенок формирует свои представления о мире, в том числе и о людях, о том, чем мужчина отличается от женщины. Ребенок должен сам определиться кто он по полу, чтобы потом правильно строить свое поведение. Новые исследования в психологии доказывают огромнейшее значение этого периода в формировании всей психике ребенка. То, что закладывается в этот период, будет влиять на всю жизнь человека. Обычно у человека нет воспоминаний от этого периода жизни, но это говорит только о том, что все события в жизни этого возраста ложатся глубоко в подсознание ребенка.

Например, в 70-е году в зарубежной психологии было введено понятие «безмамная» мама. Оказывается, что если в этом возрасте мама не берет часто дочку на ручки, не выливает на нее всю свою нежность и заботу, а ведет себя с нею холодно, или отдает ребенка в ясли, то когда дочка вырастет, она сама будет холодна к своим детям. Оказывается, то, что мы всегда считали врожденным материнским инстинктом, вовсе не врожденный инстинкт, а тот образ поведения, который ребенок впитывает в самом раннем возрасте. Сейчас активно развиваются такие направления психологии, как пренатальная (дородовая) и перинатальная (послеродовая) психология, занимающие самыми ранними стадиями развития ребенка. Пренатальная психология позволяет тестировать беременных на психологическую готовность к материнству. Одними из первых в анкетах задаются вопросы об отношения беременной со своей матерью в раннем возрасте. Если эти отношения были не самыми лучшими психолог должен проводить психотерапевтическую работу.

В этом период развития ребенка происходит самое важное – формирование представлений о мире, ребенок познает, как устроен этот мир. Он смотрит своими широко открытыми глазами и пытается понять этот мир. Можно отметить несколько фундаментальных открытий, который должен сделать ребенок.

1. Мир состоит из своих и чужих. Первое открытие ребенка – это усвоение того факта , что мир можно разделить нас своих и чужих. Свои – это узкий круг родственников, которые окружают ребенка. Уже в четыре-пять месяцев ребенок может беспокоиться при появлении чужих людей. Особенно это видно на Крещении детей. Я всегда стараюсь советовать крестить детей самое позднее в два-три месяца. Ребеночка крестили, он испугался, но прижался к маме, почувствовал родные руки, услышал родное сердце – и все хорошо, он успокаивается. А ребенок в шесть месяцев ведет себя уже не так. Он очень многое понимает. Он видит, что его привели в незнакомое место, вокруг незнакомые люди, да еще какой-то бородатый дядька, каких он никогда не видел. И после Крещения, даже у мамы на руках он будет успокаиваться полчаса, а то и больше.

Ребенок, у которого нет узкого круга близких родственников, которые постоянно с ним, может и не провести эту грань «свой»–«чужой», а если он этого не сделает, его развитие в будущем будет идти неправильно.

Один из специалистов в области научной сексологии отмечала, что проведенные ими в 70-е годы исследования показали большую разницу между домашними и ясельными детьми. Дети из яслей, лишенные достаточной родительской ласки, уже в детском саду отличались в своем поведении от детей, до трех лет воспитавшихся в семье. Если у ясельного ребенка в 5-6 лет спросить, кто его друзья, то он перечислит половину детского сада. А если спросить об этом же домашнего ребенка, то ответит примерно следующее: «У меня друг Вовка, но он сейчас болеет, поэтому я играю с Андреем, но он тоже хороший мальчик». То есть второй ребенок будет из общей массы выделять кого-то, к кому он больше привязывается душей, а для первого все дети равны, он ни к кому не может привязать серьезно. То же самое будет и в старшем возрасте. В пятнадцать лет один парень будет ухаживать за всеми девушками подряд и с легкость расставаться с ними. Другой же будет знакомиться с девушками редко, но каждое знакомство будет оставлять след на всю жизнь. В двадцать пять лет один бездумно вступит в брак и так же легко разведется, другой же будет однолюбом.

Оказывается, чтобы ребенок (или подросток) научился привязываться к кому-то своим сердцем, он должен сначала привязаться всем сердцем к своей матери до трех лет, тогда эта способность в его душе появится. Он должен усвоить именно такую картину мира: есть узкий круг родных, которые всегда с тобой, с которыми всегда хорошо и уютно, и есть чужие. Именно эту картину, усвоенную до трех лет, человек будет пытаться воспроизводить в течение всей своей жизни. А главное он будет ее воспроизводить в своей семье. Дороже семьи для человека ничего не будет, и только в семье он будет находить свое счастье. Но сейчас все больше людей, для которых семья не представляет ценности. Человек, усвоив в детстве картину мира, где всегда много новых людей, где все равны, будет скучать в семье, для него даже случайные приятели и семья будут одинаково интересны.

Научная сексология показала, что особенно уродуются души тех детей, которые в самом раннем возрасте попадают в детские дома, ибо они лишены родительской любви в этот самый важный период, а воспитатель никогда не сможет заменить родителей. В будущем эти дети крайне неразборчивы в своих друзьях и знакомых. Они очень быстро попадают в группу риска по проституции, по наркомании и алкоголизму.

2. Мир состоит из мужчин и женщин. Еще одно важное открытие, которое делает ребенок – это разделение всех людей на мужчин и женщин. К этому открытию ребенок обычно подходит в возрасте шести месяцев. Именно с этого возраста дети начинают сильно тревожиться при появлении незнакомого мужчины, в то время как мало тревожатся или вовсе не волнуются при появлении незнакомой женщины. Далее в течение более чем двух лет ребенок формирует свой образ мужественности и женственности.

Образ мужского и женского поведения, сложившийся в этом раннем возрасте будет влиять на всю оставшуюся жизнь. Например, уже с 4 лет через мужские игры мальчик будет осваивать мужской тип поведения. С семи лет он станет маленьким мужчиной, и будет строить свои отношения с миром по-мужски уже без игр, а по-настоящему. Он начнет учиться, и будет впитывать именно те, знания, которые ему нужны как мужчине. С подросткового переходного юноша начнет вести себя по-мужски в общении с девушками, пытаясь в будущем построить правильно семейные отношения. И искать он будет девушку, которая соответствует его идеальным представлениям о женщине. Но всегда это будет происходить в соответствии с теми идеальными образами мужчины и женщины, который в нем возникли в самом раннем детстве.

Вроде бы это все очевидно, и зачем об этом говорить? А говорить оказывается надо, потому что сейчас грань между мужским и женским поведением все более размывается. Сейчас даже трехлетние дети при виде незнакомого человека могут ошибаться, где «дядя», где «тетя». А это уже означает, что ему трудно сформировать образ мужественности и женственности, то есть у него могут быть не ярко выраженные мужские игры в дошкольном возрасте, потом не ярко выраженное мужское поведение в подростковом возрасте. А в будущем и не вполне мужественное поведение в семье.

Например, в подростковую культуру все больше входит стиль «uni-sex», когда девчонки ходят в спортивно подтянутой одежде, в их поведении видны все больше резкие мужские манеры, а парни начинают ходить с длинными женскими прическами, да и вообще уделяют своей одежде слишком много внимания. За парней мне особенно обидно. Ведь такое женственное поведение явно говорит, что у них в раннем детстве не было перед глазами образа отца-хозяина, главы семейства, отца-работяги, который все умеет делать своими руками. В их поведении сквозит больше влияние матери, которая, конечно, хочет, чтобы ее ребенок был самый красивый и самый аккуратный, а не самый сильный и не самый сноровистый, как этого хотят отцы. Все это последствия неполных семей, когда отца либо совсем нет в семье, либо он устранился от воспитания детей.

В этом возрасте ребенок, наблюдая за отцом и матерью (а также бабушкой и дедушкой, если они есть), формирует свои представления о том, какие отношения бывают между мужчиной и женщиной, как надо относиться к детям. Мне знакомы две семьи. В обоих один из супругов из неполной семьи. В одном случае жена из хорошей крепкой семьи, а муж никогда не помнил своего отца, ибо он ушел, когда ребенку был год. Муж, благодаря своей матери, которая пыталась воспитать настоящего мужчину, имел решительный и волевой характер. Казалось бы все хорошо, никакой женственности. Но первые годы семейной жизни были омрачены долгими выяснениями отношений с супругой. Она часто срывалась, ее что-то угнетало, постоянно возникала какая-то напряженность. Они оба пытались что-то сделать, выяснить от чего это, но муж не мог понять такого поведения жены, да и супруга не могла его объяснить. Отношения несколько уладились после первого ребенка, а окончательно только после второго. Лишь потом, уже оглядываясь назад, они смогли понять причину происходившего. Супруг никогда не видел правильного отношения мужчины к женщине, той заботы и ласки, которая видна только внутри семьи, и редко выносится на обозрения чужих людей. Как супруги просят друг друга о чем-то, как они благодарят друг друга, какие слова произносят, как смотрят друг на друга, как прикасаются друг к другу, – все эти мелочи были ему неизвестны. Он был компанейским парней, душой компании, и супруге, когда она была еще невестой, все это нравилось, она восхищалась будущим мужем. Но в семье, когда они оставались наедине, она ожидала увидеть то, что было и в семье ее родителей – заботу и ласку. Он заботился о ней, но все делал так, как будто она не нежное создание, а один из его друзей-приятелей, он готов был сделать для нее все, но отношения были запанибратскими, а не семейными.

В другой семье дело было, наоборот, там супруга воспитывалась матерью одна. Она была прекрасной хозяйкой и заботливой матерью, но не вполне нежной супругой. Только через пять лет семейной жизни, пройдя через обиды и упреки мужа их отношения стали нормальными.
Поведение мужчины и женщины ребенок впитывает именно в этом возрасте. Если супруги разойдутся, когда ребенку всего 4-5 лет, то тем не менее он уже успеет усвоить образец для подражания в своей будущей семье.

3. «Я мальчик, я хочу стать мужчиной» К концу этого периода, разобравшись, чем различаются мужчины и женщины, ребенок должен сам себя отнести к одному из полов. Мальчики обычно обижаются (и должны обижаться), если их называют девочками, и наоборот. Но самое главное, что ребенок должен не только определить, кто он, но должен исполниться желанием развивать в себе качества именно своего пола. Иногда это не происходит. Приведу несколько неприятный, но показательный пример, услышанный мной от одной прихожанки, которая всю свою жизнь проработала с молодежью. Однажды к ней пришел в гости один из ее бывших воспитанников, которого она не видела несколько лет. Он попросился в гости и во время разговора заявил, что он теперь в «браке» и у него есть муж. После нескольких недоуменных вопросов выяснилось, что он теперь гомосексуалист, очень доволен своим положением, и вообще он всегда хотел быть женщиной. Откуда в этом молодом человеке начались столь загадочные перемены? Оказывается, его мама всегда хотела девочку, но родился мальчик. Настрой на девочку еще долго держался в матери. Она часто наряжала сына в девчачьи наряды, почти всегда называла его «лапочкой», восхищалась, как он хорошо моет посуду, короче говоря, всячески поощряла любое проявление женственности. Сын только радовал мать, он всегда был послушным, исполнительным, старательным, – настоящая «лапочка». Он осознал себя мальчиком, но стремления к мужскому образу жизни у него не возникло, он развивал свою душу в другом направлении.

Приведенный случай, конечно, редкость, и является примером того, как родители сами незаметно для себя могут испортить ребенка. Обычно происходит несколько по-другому. Например, в семье ребенка часто ругают, он постоянно слышит: «Ах, какой нехороший мальчик, ведешь себя как девчонка!», или «Эх, плакса, что нюни распустил, как девочка!» И ребенку уже как-то не радостно оттого, что он мальчик, и желание изображать из себя мужчину пропадает. А это плохо, потому что на следующем этапе он не будет развивать в себе столь необходимых ему качеств.

Отсюда следует важный вывод о том, что переоценить значение этого возраста трудно. Именно здесь формируются представления ребенка об отличительных свойствах мужчин и женщин. На основании этих представлений ребенок будет в будущем строить свое поведение. Большинство будущих проблем уходят своими корнями в этот период.

От трех до семи

Следующий этап развития ребенка – от трех-четырех лет до семи. Главной задачей для ребенка в этот период является усвоение и освоение мужского и женского поведения через игры. Дети на предыдущем этапе сформировали свои представления о мужчинах и женщинах, теперь они пытаются попробовать стать мужчинами и женщинами, правда, пока в игровой форме. Но это очень важная тренировка перед будущей настоящей деятельностью.

Важной особенностью этого периода является то, что мальчики для получения мужского воспитания должны переходить на воспитание к мужчине – отцу или деду. В древности в княжеских семьях воспитанием мальчика занимался дядька. Да и в прошлые века были не только гувернантки, но и гувернеры, которые приглашались именно для воспитания мальчиков. Вспомним, например, замечательный фильм «Матрос Чижик», где воспитанием офицерского сына занимался денщик матрос Чижик, а вовсе не мать.

Особенно мне, как отцу трех мальчишек, больно видеть, что очень часто от воспитания своих сыновей отстраняются отцы. Мужчину должен воспитывать мужчина. Сейчас многие женщины жалуются, что нет настоящих мужчин, на которых можно опереться, за которыми можно себя чувствовать себя как за каменной стеной. В этом нет ничего удивительного, поскольку наши мальчики получают исключительно женское воспитание. В детских садах и в школах мужчина большая редкость. И если в такой ситуации еще и отец не хочет заниматься воспитанием сына, все свалив на детский сад и школу, то это настоящее преступление. О том, как мальчишки с трех лет тянутся к отцам или старшим братьям, я прекрасно вижу на своих детях. Например, самый младший сын у нас довольно сильно балуется бабушкой. Это создает немало проблем, поскольку в ответ на балование я и супруга начинаем воспитывать его более строго. У ребенка появляется выбор: любящая бабушка или строгие родители. На любые строгости он все более отвечает: «К бабе кочу», – и бежит под защиту к бабушке. Но несмотря на всю мою строгость к нему, а достается ему немало, я вижу, что в три года происходит значительная перемена в поведении. Ребенок вдруг стал значительно реже бегать к бабушке и буквально не отпускает меня. Он вдруг явно ощутил для себя потребность в мужском общении. Средний сын, которому сейчас четыре года, если на улице встречает соседского мальчика, которому исполнилось 14 лет, буквально вьется вокруг него, но почти не обращает внимания на его сестер. Эта тяга к мужскому воспитанию в мальчишках очевидна. Поэтому если этот запрос детской души не получит должного удовлетворения, то скорее всего в развитии его души произойдет некое изменение. Либо ребенок получит женственное воспитание, либо он все же найдет мужское общение, но среди уличной шпаны, которая ему даст исковерканные представления о мужественности.

Мальчик должен на этом этапе усвоить следующие черты настоящего мужчины:

Защитник, воин, герой. Все это ребенок осваивает через игры в войну, в богатырей, воюя с врагами (татарами, турками, фашистами и т.д.). Для правильного воспитания этой роли мальчики должны иметь перед глазами воинов героев. Эти образы родители должны прививать детям через чтение былинных сказок, через старые советские мультфильмы, через военные фильмы. Все эти образы глубоко ложатся в душу ребенка. Например, наш старший пятилетний сын после просмотра фильма «Повесть о настоящем человеке» две недели ходил под впечатлением удивительной внутренней силы героя. Все это время он, отложив другие игры, играл в Мересьева, взяв две палки и сделав из них костыли.

Хозяин, кормитель, помощник. Мужчина должен быть трудолюбив, он должен кормить семью. Важно, чтобы именно в этом возрасте ребенок выполнял какую-то работу по дому. Если в этом возрасте ребенок не приучится трудиться, то лень будет чертой его характера. Хозяйское отношение к дому ребенок впитывает скорее через совместную работу с отцом. Отец должен как можно чаще брать сына с собой и работать с ним.

Строитель, умелец. Мальчик должен научиться самостоятельно что-нибудь выдумывать, творить, и, наконец, доводить свои замыслы до конца. К сожалению, современные дети завалены готовыми игрушками. Взрослые наивно думают, что чем сложнее и интереснее игрушка, тем ребенок будет более развитым. Но все как раз наоборот. Самая примитивная игрушка гораздо больше заставляет ребенка проявлять свою фантазию, а не следовать за готовыми вариантами игры, предложенными взрослым человеком. Мы с сыном старались побольше делать своими руками. Из любой доски за 10 минут можно с помощью топора или лобзика сделать неплохое ружье. Радости от игрушки, сделанной своими руками, у ребенка будет гораздо больше, чем от купленной, хотя та и будет выглядеть почти как настоящая. Кстати о топоре. Начиная с четырех лет, я не боялся давать своему старшему сыну в руки топор, пилу, молоток и другие инструменты. Обычно родителя боятся давать инструменты, но я могу на опыте своих трех сыновей сказать, что даже в полтора года ребенок может забивать гвозди молотком и не разу не попасть себе по пальцам. Так делала наша бабушка, когда надо было несколько занять младшего ребенка, хотя я за более позднее знакомство с молотком. Умея управляться с инструментами, уже к шести годам наш старший сын мог срубить дерево диаметром 15 см., пилить доски и т.д., что, к сожалению, многие городские дети не могут даже в 12-13 лет. В результате такой деятельности развивается смекалка ребенка. Так, когда старшему ребенку исполнилось шесть лет, он принес мне какой-то непонятный рисунок со словами: «Пап, сделай мне танк». Выяснилось, что рисунок был схемой, как делать танк. Все детали танка были нарисованы отдельно, и на каждой из них было показано, где должна быть дырочка, а где шпунтик, который вставляется в эту дырку для крепления. Схема оказалась довольно хорошо продуманной.

Девочки на этом этапе остаются с матерями, чтобы усваивать женский образ поведения. Я бы выделил следующие черты, необходимые для девочки.

Сказочная принцесса. Девочка может и должна играть в сказочную принцессу. Ведь в будущем ей придется стать для кого-то такой необыкновенной сказочной принцессой. Этот образ поможет ей позже найти своего необыкновенного принца. Девушка, впитавшая этот образ, будет искать очень чистых отношений. Этот образ особенно важен сейчас, поскольку в отношениях между парнями и девушками в подростковом возрасте все меньше романтики. Но только романтика может спасти в подростковом возрасте от искушений физиологического созревания, которое они переживают.

Золушка. Этот образ труженицы, умелой хозяйки, поскольку девочка должна быть трудолюбивой. Если мы моем посуду, а наша дочка не очень хочет этого, то я иногда делаю так. «Милая Ульяночка, раз ты не хочешь помогать мне, тогда позови Золушку, пусть она мне поможет». «Ладно, папа», – отвечает она и уже лукаво улыбается. Через минуту она прибегает (иногда переодевшись) и, во весь рот улыбаясь, говорит: «Вот, Золушка пришла, вы меня звали?» И мы с радостью моем посуду.

Мама. Каждая девочка должна готовиться стать мамой. Поэтому все девочки должны играть в дочки-матери. Я думаю, что в православной литературе уже не раз вы читали о том, что куклы должны быть именно в виде маленьких деток, пупсиков, младенцев, а вовсе не в виде Барби, у которых все чаще появляются кукольные приятели мужского пола.

Расскажу еще один случай из жизни наших детей. Однажды я вижу, что у старшего сына появилось несколько игрушечный детей. Начинаю присматриваться, неужели он начинает играть в дочки-матери? Стою за дверью и слушаю. Он рассадил своих детей в кружочек, положил в центр цветную тряпочку и говорит: «Слушайте, завтра мы пойдем в бой. Вот карта. Враг стоит здесь в лесу, а мы с вами пойдем ночью вот по этой дороге. Сейчас все ложитесь спать, чтобы отдохнуть». Я успокоился, поняв, что ребенок играет в настоящие мальчишеские игры.

Именно в этом возрасте в детских душах закладывается патриотизм, любовь к Родине. Если до трех лет ребенок уже разделил весь мир на «своих» и «чужих», то теперь его представления о «своих» несколько расширяются. У него появляется понятие своего рода, своего народа. О том, что патриотические чувства могут развиваться у детей уже в трехлетнем возрасте, я открыл случайно. Однажды я увидел удивительно забавную картину. На двух горшках, друг против друга, уселись два младших сына (двух с половиной и трех с половиной лет). Они играли друг с другом, и я решил снять эту сцену на камеру. Оказалось, что я зафиксировал яркое свидетельство о патриотических чувствах этих малышей. В руках у обоих было по игрушечному быку. Сначала они спорили: «Ты мецкий, а я усский» («Ты немецкий, а я русский»). – «Не-е-ет, это ты мецкий, а я усский». После недолгого препирательства один из них соглашается быть «мецким». Начинается игра. Быки сходятся для битвы, после решающего удара «мецкий» бык со стоном падает замертво. Игра повторяется, но каждый раз побеждает «усский», а ребенок, изображающий немецкую сторону, четко знает, что его бык должен упасть замертво, ибо он душой на стороне русских.

Чуть позже после просмотра военного фильма про разведчиков трое наших сыновей устраивали игру в русского разведчика. Один изображал разведчика, который должен был прокрасться сквозь немецкую охрану. Дети, изображавшие охранников, каждый очень картинно падали от ударов русского разведчика. Им было вовсе не обидно, что их «убили», ведь они изображали вражескую сторону.

Наблюдая за играми детей, мы можем очень многое узнать об их внутренней жизни. Например, однажды играя с ребенком в солдатиков, я предложил ему: «Смотри, сколько у тебя много русских воинов, давай немецких будет больше, а русские их все равно победят». Ребенок посмотрел на меня с удивлением и сказал: «Нет, пап, ты чего? Русских больше!» Я пытался еще раз объяснить, что это еще большая слава, если малое количество воинов побеждает большое войско. Но ребенок опять с недоумением посмотрел на меня и сказал: «Ну, русских-то больше!» Тогда я понял, что нельзя настаивать на своем. Действительно, у ребенка нормальные представления о мире: добра больше, чем зла! Если у ребенка другие представления о мире, и он видит в мире больше злого, чем доброго, то душа ребенка будет в постоянном напряжении и его психика может не выдержать такого давления. Именно поэтому сказки для детей должны добрыми, и дети не должны видеть никакой жестокости. В русских сказках часто присутствует злые силы, но никогда они не изображаются всесильными, а чаще даже с иронией.

Несколько замечаний сделаю относительно места воспитания детей. Нормальной средой для воспитания является семья. Но где воспитываются современные дети? С раннего возраста ребенка отдают в детский сад, потом в школу. В детском саду ребенок проводит около 8 часов в день, с родителями он общается примерно столько же. Детсадовский возраст – очень важен в формировании личности, а половину всего времени ребенок проводит в среде, совершенно не похожей на домашнюю семейную обстановку.

Чем отличается обстановка семьи от детского сада? Во-первых, в семье есть четкая иерархическая структура. Есть взрослые, есть старшие братья и сестры, есть младшие. Ребенок имеет определенное место в этой иерархии. Во-вторых, дома все окружающие люди – близкие родственники, с которыми ты связан на всю жизнь. В детском саду все не так. Ребенок находится в коллективе сверстников.
Иерархической структуры почти нет. Есть один воспитатель на всю группу, поэтому большая часть всех коллизий в жизни ребенка происходит при общении со сверстниками. В коллективе сверстников все равны, здесь нет старших и нет младших.

Это совершенно неестественная обстановка. Неестественная хотя бы потому, что Господь не дал женщине способности за один раз рожать сразу пятнадцать-двадцать детишек, которые бы были равны в семье. Все воспитание в семье построено на том, что младшим прививается послушание старшим, а старшие приучаются заботиться о младших. Ребенок, пройдя двойную школу (школу послушания и школу заботы), вырастает нормальным человеком – послушным и заботливым.

В детском саду ребенок проходит совсем другую школу – школу равноправия. Все дети имеют равные права и обязанности. Дети учатся сосуществовать без конфликтов: не драться, не ссориться. Не больше! Это все есть и в семье. Но в детском саду нет духа послушания и заботы, которыми проникнута семейная обстановка. Если бы мы готовили ребенка к тому, что он никогда не будет создавать семьи, всю жизнь будет жить в общежитиях, никогда не будет занимать начальственной должности и никогда не будет подчиненным, то тогда воспитание в детском саду вполне может помочь в этом. Если же мы хотим вырастить будущего семьянина, то детский сад уже не так полезен.

Кстати, равноправия в детских садах все равно не получается. Некая иерархическая структура между детьми все равно начинает выстраиваться, но уже другому принципу: дети делятся не на старших и младших, а умных и глупых, или сильных и слабых. И отношения между детьми соответственно строятся уже по-другому. Ведь если в отношениях главным признаком, по которому разделяются дети, является это возраст, то это буду отношения заботы и послушания, если главный признак – ум или сила, то отношения будут носить характер превосходства и подчинения. Конечно, умелые педагоги и воспитатели сглаживают эти отношения и учат заботливости и послушанию, но для воспитания этих качеств обстановка не столь благоприятная.

Если мы хотим вырастить настоящего гражданина, то крайне желательно воспитание именно в семье. Все общество устроено иерархично. Есть начальство, есть подчиненные. У каждого свои права и свои обязанности, и у каждого своя ответственность. Ребенок именно в семье впитывает правильное отношение к старшим и младшим, и то, что он встречает во взрослой жизни, уже было им освоено еще в детстве.

В детском саду все люди временные. Воспитатели чередуются по определенному графику, сами дети не привязаны друг к другу ничем, кроме детской дружбы. Сегодня дружим, завтра поссоримся. Дети не отвечают друг за друга. В семье же дети не могут долго жить в ссоре, особенно если они маленькие. Этого просто не позволят родители, которые всеми силами помирят детей. Брат и сестра остаются близкими на всю жизнь, и родители с раннего детства приучают их, что ссора – это ужасное и совершенно недопустимое в их жизни событие. В детском саду конфликты могут иметь совершенно другой исход: долгая озлобленность друг на друга, можно разойтись с бывшим другом, можно даже перевестись в другую группу или другой детский сад.

Это не значит, что детей категорически нельзя отдавать в детские сады. Просто, если родители решаются на это, то надо осознавать необходимость усилить домашнюю составляющую воспитания и все свободное время родители должны посвящать общению с детьми.

Следующие этапы

Следующий этап развития ребенка – 7-10 лет (рамки периодов, конечно, могут колебаться на один-два года и более в зависимости от особенностей ребенка и его родителей). Ребенок становится маленьким взрослым, уже может исповедоваться, отвечать за свои поступки. Но в смысле семейного воспитания по выражению одного специалиста наступает «мертвый сезон». Отношения между мальчиками и девочками в это время обычно очень напряженные, они друг друга недолюбливают. Хотя и бывают случаи ухаживаний в этом возрасте, но, как правило, все же мальчики и девочки удаляются друг от друга, чтобы потом вновь встретится уже в новом качестве – юношей и девушек. Это время учебы и накопления опыта.

В следующий период – 11-14 лет – у подростков (у девочек чуть раньше, у мальчиков позже) появляется вновь заинтересованность проблемами пола. Начинаются серьезные влюбленности, глубокие симпатии. К концу этого периода подростки начинают осознавать себя взрослым, девочки становятся девушками, а мальчики парнями.

Но во всей своей силе романтический период первой любви наступает позже – к 14-18 годам. В это период очень важно помочь молодым людям разобраться в своих чувствах, важно, чтобы перед их глазами был высокий идеал чистой любви. Вновь повторю, что этот период именно романтический. Это очень важно, ибо часто только возвышенная романтика этого возраста уберегает молодых людей от многих ошибок. Но этот возвышенный настрой можно и уничтожить. Любая, даже случайная встреча с пошлостью, просмотренный эротический эпизод фильма, увиденное порнографическое изображение может убить в молодом человеке способность любить, способность видеть в объекте своей любви необыкновенную сказочную принцессу, почти ангельское существо. А только при таком отношении к своей девушке молодой человек готов жертвовать собою, идти на подвиг ради любимой.

О чем необходимо говорить с подростками? Прежде всего надо показать отличие истинной любви от влюбленности. Если любовь – это глубокая связь («два в плоть едину»!), которая соединяет двух людей на всех уровнях бытия (тело, душа, дух), то влюбленность – это просто чувство рождающейся любви. Чувство может легко пройти, с чем и сталкивается большинство влюбленных. Чувства быстро притупляются со временем, к ним привыкают. Для поддержания эмоциональной насыщенности влюбленные всегда идут вперед, увеличивая «дозу» общения. Сначала первая прогулка волнует сердце, но вскоре этого мало. Первое прикосновение. Первое объятие. Первый поцелуй. Еще немного и дальше идти уже некуда. Влюбленные смотрят, как остывают их чувства, и говорят: «Любовь ушла!» А ее и не было. Настоящая любовь тиха, скромна, при ней нет бурного излияния чувств. Она просто есть. Есть связь между людьми, и любящие постоянно ее чувствуют. Как мать чувствует своего сына, несмотря на тысячи километров, отделяющих ее от сына, также и между любящими друг друга мужем и женой есть эта незаметная, но очень крепкая связь.

С подростками надо говорить о том, как правильно выбирать супруга. Здесь можно дать совет молодым людям выбирать не себе мужа или жену, а отца или мать для своих детей. «Хочу ли я, чтобы эта девушка была матерью моей дочки, и моя дочь была похожа на нее?» Многие о своей девушке сразу скажут: «Ой, нет-нет-нет! Моя лапочка-дочка должна быть милой, в длинной юбочке, с длинными вьющимися волосами, скромного поведения и очень трудолюбивой». Вот такую маму и надо искать для своей дочки.

С подростками надо говорить о том, как меняются отношения между мужчиной и женщиной, по мере того, как они проходят основные три стадии: жених и невеста, муж и жена, отец и мать. Жених и невеста – это пока еще чужие друг для друга люди, а потому они прячут все свои недостатки. Муж и жена – это уже близкие люди, причем жена ближе, чем мать, а муж ближе, чем отец. И если мы не стесняемся своих близких родственников, то после медового месяца, супруги не стесняются друг друга. В первые два-три года супруги столько узнают друг о друге ранее неизвестного, что большинство разводов совершается как раз через два-три года совместной жизни. Но даже если отношения между мужем и женой установились прекрасные, они еще далеки от совершенства. Ведь можно любить друг друга по принципу: «Ты – мне, я – тебе». Настоящая любовь может проявиться только тогда, когда двое научатся вместе любить третьего, то есть только когда в семье появляются новые члены семьи, и супруги становятся отцом и матерью.

С подростками надо говорить о том, кто должен быть главой семьи, о том, каким должен быть мужчина, чтобы стать настоящим главой семьи, и о том, какой должна быть женщина, чтобы стать хранительницей домашнего очага. Обычно разговор о том, что муж должен быть главой семьи сильно задевает современных девушек и приходится старательно им объяснять эту проблему. Надо четко разделять два понятия – «глава» и «деспот». Чем они отличаются? Кратко можно сказать так: глава – отвечает за все, что происходит, и виноват во всем. А деспот, наоборот, – ни за что не отвечает, и у него виноваты все вокруг.

Если человек споткнулся, кто в этом виноват: голова или нога? Ясно, что голова. У нее есть глаза, которые должны смотреть под ноги на дорогу, у нее есть ум, который должен выбирать более безопасную дорогу. У нее есть уши, которые слушают, не едет ли рядом автомобиль. Вот муж и должен быть таким главой и отвечать за все.

Небольшая иллюстрация для того, чтобы понять, чем глава отличается от деспота. Муж и жена собираются в дальнюю поездку. Жена долго провозилась у зеркала, подбирая наряды, они опоздали на автобус и, следовательно, на поезд. Кто виноват? Обычный ответ: жена. Неправда! Виноват муж! Смотрите сами: он же знал, что жена любит долго собираться, выбирая наряды. Ему от Бога дан ясный ум, способность трезво рассуждать и все просчитывать. Что же он не воспользовался своими способностями и не догадался назначить время выхода из дома на полчаса раньше? Что же не просчитал все возможные промахи? Мужу дана жесткая воля. Почему же он не воспользовался ею, чтобы вовремя оторвать жену от зеркала? Мужчина не так сильно увлекается чувствами. Что же он поддался чувствам, был растроган и умилялся на свою красавицу-жену, красующуюся перед зеркалом? Виноват только он!

Если муж – настоящий глава семьи, то он не будет упрекать жену в их опоздании, а будет винить во всем себя. Деспот же будет в истерике орать на жену, которая торчала лишние полчаса у зеркала и вообще виновата во всех его неудачах.

Поэтому, когда Церковь говорит, что муж – глава семьи, то это не столько грозное напоминание женщине о ее рабстве, сколько предупреждение мужчине о том, каким он должен быть, чтобы жена почитала его за главу. Таких мужей сейчас почти не осталось, поэтому женщины и не могут находиться в том послушании, что было раньше у женщин. А подчиняться самодуру-деспоту – это действительно ужасно.

С девушками на школьной скамье обязательно надо говорить об особом семейном призвании женщины. Если муж – это внешняя защита семьи, то все, что внутри семьи зависит от женщины. Здесь переоценить ее роль невозможно.

Первое призвание женщины – это быть женой, спутницей и помощницей мужу. Без надежного тыла не совершается ни одна победа. Также и в семье практически ни одно достижение мужчины не было бы возможно без женщины. Один известный московский рассказывал следующее.

Жена одного ректора крупнейшего университета мне говорила: «Он придет домой, а я начинаю его хвалить: «Во какой ты у меня молодец, вот какой ты хороший». – И он сразу как-то расцветает». Хотя вроде он – взрослый мужчина, академик, глава огромного учебного заведения, умнейший человек. А в тоже время и он нуждается, чтобы иметь похвалу от жены. Потому что все это он делает не только для Бога, не только для государства, не только для студентов, но еще и для жены. Поэтому он обязательно и нуждается в похвале, что опирается на семью.

И действительно, жена является не просто помощником, но и вдохновителем мужа. Будет жена пилить мужа – не будет ему житья, и никогда не станет мужчина ни хорошим работником, ни хорошим хозяином, потому что все его душевные силы уходят на то, чтобы справиться с обидою, перебороть свое возмущение. Мудрая жена будет жить проблемами мужа, во все вникать, все видеть, хвалить, поощрять и вдохновлять.

Второе призвание женщины – быть матерью.

В советском кинематографе есть замечательный фильм, воспевающий материнский труд – «Однажды двадцать лет спустя». Главная героиня фильма Надя Круглова, мать десятерых детей, приходит на вечер выпускников, собравшихся через 20 лет после окончания школы. Во время встречи идет съемка передачи для телевидения, где собравшимся задается вопрос: «Что главное сделано за эти двадцать лет?» Ответ каждого из одноклассников Надя сравнивает со своей жизнь. Постепенно зритель понимает, что Надя, сидя дома с детьми, и будучи простой «домохозяйкой», на самом деле живет жизнью, которая насыщеннее и ярче всех остальных судеб.

Действительно простой материнский труд вбирает в себя десятки профессий. Жизнь матери не имеет ничего общего с монотонным однообразным трудом, когда не видишь ничего кроме плиты и четырех стен, как считают многие. Каждый день в ее жизни – это открытие, каждые день меняются дети, а с ними меняется сама женщина. Вот рождается ребенок и мама становится человеком, который должен научить всему своего ребенка, научить его видеть этот мир. За этот один период младенчества своего ребенка мать проживает целую жизнь. Вот ребенок пошел в школу, и мама становится учителем младших классов. Вот ребенок переходит в средние классы и мама становится и учителем литературы, и математиком, и физиком. Вот ребенок вступает в подростковый период и вновь здесь мама осваивает нелегкий труд психолога.

Многие считают, что труд женщины в семье, – это что-то очень простое, можно сказать примитивное: помыть постирать, погладить, нос утереть, домашнюю работу проверить – вот и все. Для этого университетов кончать не надо. Но материнский труд – это очень высококвалифицированный труд. Ведь, воспитание человека – это высшее из искусств. Художник берет бездушные предметы и делает из них произведение искусства. Но каждая мать работает с самым трудным – с человеческой душой, которая обладает свободой. Воспитать хорошего человека – это не легче, чем совершить научное открытие. В обоих случаях долгие годы проб и ошибок, а самое главное труда.
Монотонный однообразный труд обычно противопоставляется творческому труду, когда человек что-то постоянно выдумывает, пробует, находится в постоянном поиске решений. Но тогда можно точно сказать, что нет более творческого труда, чем труд материнский.

Удивительно, что пребывание матери дома расценивается иногда, как нежелание женщины работать. А на самом деле все наоборот. Многие женщины сбегают на работу из семьи просто потому, что на работе легче. Легче, во-первых, потому что на работе человек сидит от сих до сих, а потом свободен. А мать не может быть свободна от своих детей никогда. Матерью она остается 24 часа в сутки. Во-вторых, на работе женщина выполняет определенные обязанности, а дома ей приходится отдавать не только свои силы, но и саму себя, свою любовь и заботу. Это требует напряжение всех сил – и телесных, и душевных, и духовных.

Это и просто чисто физически и эмоционально очень напряженный труд. Можно себе представить такую картину. Мама сидит и делает уроки со старшим, который пошел в первый класс. Рядом сидят еще двое: одному (четырехлетнему) надо нарисовать машину, чтобы он ее разукрашивал, другого накормить из ложки, потому что еще не умеет есть сам. А при этом надо уметь видеть настроение и состояние каждого из детей, не забывать о муже, следить за порядком в доме, не запускать себя. Разве это не сложнейший труд, который не под силу многим мужчинам?

Хотя материнский труд и нелегок, но в то же время он очень радостный. Только он делает женщину по-настоящему счастливой. И очень хотелось бы, чтобы уже в школьном возрасте девушки осознавали свое семейное призвание.

 

Читать далее >>> О капризах и непослушании

 

протоиерей Илия Викторович Шугаев

 

В начало страницы | Библиотека

Сайт дубненско-талдомского благочиния РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ МОСКОВСКИЙ ПАТРИАРХАТ
Дубненско-Талдомское благочиние, официальный сайт
Новости и объявления | Храмы | Расписание | История благочиния | Газета "Православная встреча"
Воскресные школы | Наука и религия | Ссылки | Контакты | Поиск | Карта сайта
© DUBNA-BLAGO.RU 2009-2018