РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ МОСКОВСКИЙ ПАТРИАРХАТ

Александр Гордеев

Сказание об отце Петре

Заочное знакомство

Сотрудником Талдомской районной газеты «Заря» Московской области, отвечающим за село, мне приходилось наведываться на редакционном «УАЗике» и в совхоз «Измайловский». Все смотрел, какие надои молока на ухоженных фермах, какой оно жирности, как цветут белыми и фиолетовыми красками массивы картофельных полей, и какой ждать от них урожай, но главное – с каким настроением трудятся люди, получая богатства от земли.

Возвращаясь обратно через село Большое Семеновское мимо Богоявленской церкви, я нередко видел директора совхоза Владимира Егоровича Агашкова с незнакомым священником. Они встречались незадолго до захода солнца, уютно устраиваясь на скамейке с убегающим от нее к храму забором из штакетника.
– Что за поп? – спросил я у шофера Морозова.
– А ты и не знаешь?
– Откуда знать-то?
– Бахтин Петр Сергеевич, – ответил шофер, и добавил, что в районе он один из двух храмов в руках держит, чтобы там церковная служба была и что верующие попом его не называют, а обращаются к нему не иначе как отец Петр.
– Ты им посигналь, поприветствуй, Виктор Михайлович!

Нас услышали и благодарно кивнули, провожая взглядами.

Можно только догадываться о чем могли беседовать Агашков и священник – оба в годах, участники Великой Отечественной войны. Первому очень дорого обошелся, последний бой с гитлеровцами. Представьте себе – хотел бы лейтенант Агашков стать инвалидом, когда горячим осколком разорвавшегося снаряда ему напрочь оторвало правую руку? Но это лучше, чем похоронка семье. В результате, как в утешение от командования, высшая награда Родины – орден Ленина.

Как настоящий мужчина, фронтовик на судьбу не жаловался: после войны выучился на агронома, стал руководителем главного звена. Проверяя хозяйство, добирался до животноводов на МТФ и механизаторов на полях. Игнорируя проселочные ухабы, лихо управлял вездеходом, выкручивая баранку крепкой левой рукой, остальное «выкручивал» по-другому, поддерживая в совхозе порядок и дисциплину. По срочным вызовам из райкома Агашков сам себе водитель и районные гаишники на любом повороте или перекрестке благосклонно встречали ветерана войны.

Оказывается, повоевал, защищая Родину от гитлеровской нечистой силы, и отец Петр. И у него имелись боевые ордена, как и шрамы от полученных ранений.

Но даже простых подробностей о священнике в те далекие годы знать я не мог. В нашей стране мало говорили о религии, начиная с русской православной веры. В редкость было увидеть попа в черном, длиннополом облачении.

Трудной судьбою

И все же не покидала мысль встретиться с отцом Петром или с людьми, способными припомнить факты или отдельные эпизоды из его жизни, имевшие определенную ценность в долгом, неспешном поиске.

Бахтин Петр Сергеевич родился в 1919 году в селе Бородинка Орловской области. Большую семью поднимали его родители Сергей Дмитриевич и Татьяна Ивановна. В крестьянском доме растили и воспитывали шестерых детей. Поэтому всем семейством вкладывали силы в любовно возделываемое хозяйство.

А тут, в тридцатые годы, грянула коллективизация. За то, что родители наотрез отказались вступать в колхоз и не захотели терять нажитое, их вместе с детьми причислили к категории спецпереселенцев.

В те годы требовались сотни тысяч рабочих рук, чтобы сталинскими темпами развивать коллективизацию и индустриализацию страны. Потребовались руки и от семьи Бахтиных, чтобы целинные, бескрайние и безжизненные степи Центрального Казахстана узнали прочность лемеха железного плуга земледельца.

В суровых условиях резко-континентального климата выживать удавалось немногим. От непосильного труда, забот и болезней умирает отец-кормилец Сергей Дмитриевич. Не одним трагическим ударом впечатлительному Петру стала смерть от недоедания и болезней братьев и сестер.

Так складывались отрочество и юность Петра с драматическими событиями, закалявшими на долгую жизнь человека-подвижника. Уже тогда он понимал, насколько важна для семьи каждая заработанная копейка. Если случался заработок, с радостью отдавал его матери, не говоря о том, как много помогал ей по хозяйству с огородами и домашним скотом. Что же оставалось делать ради выживания в суровых условиях Казахстана?

Можно вспомнить стихи Некрасова – «Ну пошел же, ради бога. Солнце, небо и песок. Нелюдимая дорога. Эй, садись ко мне дружок!». Каждый день, за восемь километров, добирался Петр до городка Ливны за знаниями в среднюю школу. Иногда, из жалости, пытливого паренька подсаживали на телегу, а то и на редко проезжавший грузовик, что скрашивало путь в любую погоду, как в школу, так и обратно домой. Тогда человеку с образованием в семь классов говорили – «О! Да ты – профессор!»

О том, как служил и воевал в Красной Армии Петр Бахтин, сказание особое. Для начала будем знать, что с 1939 года он попал в действующую армию. Воевал с белофиннами, затем с фашистскими захватчиками, приближая радость Великой Победы. До 1947 года Петр Бахтин прошел путь от рядового до гвардии капитана артиллерии.

На маршруте Загорск – Талдом

Конец марта 1976 года с его метелями, оттепелями и тяжелым небом в серой свинцовой пелене. Непогода не сбивала хорошее настроение, потому что учебная сессия во Всесоюзном заочном сельскохозяйственном техникуме подходила к концу. Ожидалась не частая встреча в семье, от которой на 40 дней оторвался за 90 километров. Куплен билет в кассе неблагоустроенной автостанции. На часах – 16. Постепенно накапливается очередь из пассажиров, которые претерпевали получасовое ожидание в вечерних сумерках с негустым, порошащим снегом. Неожиданно услышал над собой крепкий голос:
– Молодой человек, на автобус мы еще успеем. Пойдем по кружке пива выпьем!

Я поднял голову и увидел мужчину высокого роста, плотного телосложения. На нем было длиннополое пальто толстого темно-синего сукна с воротником из черного каракуля. На ногах валенки с калошами. Выделялся он длинными волосами, аккуратными усами и небольшой бородой. На голове вместо зимней шапки камилавка священника. Таких людей я так близко еще не встречал.

«Уж не поп ли с Большого Семеновского, не Бахтин ли это Петр Сергеевич?» – мелькнула догадка.

– Извините, пиво не пью.
– Дело твое, а я схожу вон к тому киоску.

Он немного постоял, укоризненно качая головой, когда увидел мокрые черные круги понизу забора около пивной.

– Ты вот что: присмотри за моим баулом, а я все же пивка попью.

Было чему удивиться. С чего это Бахтин именно мне доверил приберечь свой багаж? Наконец, подъехал рейсовый автобус, и распахнулись двери его теплого салона, где я заметил секретаря парткома совхоза «Красное знамя» Рыжову.

– Добрый вечер Анна Федоровна! Интересно узнать, чем вы в Загорске занимались?
– Решила из Москвы домой через Загорск добираться, так удобнее.

Сокрушенно вздохнув, добавила:
– И когда мы дождемся, чтобы электрички могли ходить на Талдом? – и перешла на другую тему:
– А у вас, кандидата в агрономы, сессия в техникуме?
– Ну и память у вас. А что за дела в Москве?
– Высшие курсы повышения квалификации в совпартшколе прохожу.

Окружавшие люди невольно обратили на нее взоры. А мое внимание переключилось на молодую, эффектной красоты блондинку.

Быстро изучал пассажиров, прислушиваясь к разговорам, отец Петр.

– Будьте любезны, Анна Федоровна, – обратился он к Рыжовой. – Дайте ответ на вопрос: как на Высших курсах совпартшколы относятся к «Моральному кодексу строителя коммунизма»?
– Если по-честному, никто из наших лекторов о нем и не вспомнил.
– Как же так? Скажите, есть хоть какая статистика о том, как он работает во благо общества и как изменились в поведении люди?
– Впервые слышу о статистике.
– Но ведь моральный кодекс принимали почти 15 лет назад, изучали в школах и вузах, распечатывали на плакатах и развешивали в красных уголках и даже в сельских и городских клубах.

От настойчивого батюшки секретарю парткома становилось не по себе. Анна Федоровна раскраснелась, стараясь спрятать в воротнике зимнего пальто свое лицо со смущенными глазами.

– То-то и оно, – подводил итоги отец Петр. – Этот моральный кодекс, не стыдясь, переписали из православных заповедей. Год, другой, третий пошумели пропагандой и забыли, ничем не подкрепив. А пустые слова аморальны, то же самое, что развеивать пепел по ветру.

После сказанного отец Петр взглянул на меня и понял, что я решил помалкивать, придерживаясь полного нейтралитета. Но интересно было знать, как он поведет себя дальше?

– Вот за вами сидит молодой человек, – обратился Бахтин к эффектной красоты блондинке. – И любопытно, как мне, так и ему узнать – какая ваша профессия?
– Ничего особенного. Я получила образование в Московском пединституте имени Ленина, еду работать в одну из Талдомских средних школ.
– Как – ничего особенного? Ведь вы же педагог! С греческого языка переводится как «ведущий за руку». От вас идет воспитание и формирование личности малых детей и подростков.
– Вот и буду заниматься этим, начиная с программ районо и облоно, – спокойно ответила учительница.
– И вы считаете, что этих программ достаточно, чтобы из школы выходили в общество духовно воспитанные граждане?
– И как это должно быть?
– А предусмотрены ли в ваших программах хоть какие-то часы, чтобы дети знали, что такое Закон божий, в чем сила православной веры и, в целом, что есть Бог, великий заступник наш Иисус Христос со ангелы. Детей нельзя обманывать. Ведь не по совести получается, чтобы они не знали того, что так внимательно и глубоко изучали раньше в воскресных школах.
– Но так было до революции. А сейчас церкви либо разрушены, либо закрыты. Да и вера под запретом.
– Так оно и есть, – вздохнул отец Петр, прекратив теологические наскоки.

… А автобус, монотонно гудя мотором, неспешно преодолевал дорогу и ночную мглу, врезаясь в них конусами яркого света фар, в котором хаотично крутились снежинки легкой метелицы. Где-то на асфальте бугрились переметы снега. И будто белые шубы набросили на себя мелькавшие за окнами рослые березы, ели и сосны.

Иногда водитель притормаживал, открывая дверь для попутчиков. А ими оказались разговорчивые, еще крепкие бабули.

– Батюшка, благослови! – по очереди подходили они к отцу Петру, держа перед собой ладони лодочкой. Получив крестное знамение, занимали места.
– А Семеновна что? – вопросил священник старушку.
– Я не Семеновна, я Антоновна, – не поняла она.
– Помню-помню, ведь это ты пожертвовала мне прошлой осенью корзину антоновских яблок.
– Семеновна у нас болеет, – отвечала Антоновна.

Батюшка сунул руку в баул, порылся в нем в поисках нужных вещей:
– Передай ей иконку Святого Пантелиймона, пусть молится о здравии. И передай эти свечи и просфоры. Глядишь, как и вы, поедет на вечернюю службу в наш Богоявленский храм.
Щелкнув замками баула, священник спросил у другой бабули:
– А скажи мне Марья Дмитриевна, как житие молодой четы в твоей семье? Приедут ли в наш храм на венчание?
– Да все никак не соберутся, ни Василий, ни Ирина.
– Ты предупреди их: на том свете их душеньки окажутся в разлуке. Только и останется им, в скорби, издалека, смотреть друг на друга.

Отец Петр обернулся еще к одной из старушек:
– А что, Матвеевна, какой приплод даровал Господь детям твоим?
– Девочка Таня родилась.
– В церкви-то крестили?
– Нет, батюшка, нет.
– Как потеплеет, пусть и ты, и дети твои, и внучка твоя приедут в храм. В нем и окрестим Татиану.

… Где-то к семидесятому километру весь салон был заполнен прихожанами с остальных остановок у других деревень. И каждого из ехавших на службу отец Петр звал по имени-отчеству. Он-то знал, как идут дела в их семьях, давал в утешение нужные советы и что-то вынимал для них из своего баула. Вот он, живой пример, и секретарю парткома, и педагогу, как надо обходиться с людьми при любом деле.

Забеспокоившись, отец Петр посмотрел на часы и обратился к водителю:
– А не скоро ли навстречу выйдет автобус из Талдома, чтобы повернуть на Большое Семеновское?
– Время еще есть, – безразлично ответил водитель, выплюнув папиросный окурок через окно.
– Что-то сомневаюсь я. Прибавь газку!

Но водитель автобуса будто не услышал Бахтина, продолжая зевать, расслабляясь, под монотонное гудение мотора. Тогда священник встал во весь рост и, чуть ли не подпирая головой потолок, приблизился к шоферу. Воздев руки долу, громко провозгласил:
– Именем всемогущего Господа Бога нашего я тебя заклинаю – наддай газа, прибавь скорости!

Столь неожиданное обращение возымело воздействие. Водитель автобуса тут же стряхнул в себя дрему, с улыбкой оглянулся на Бахтина и наддал газа. Мотор будто проснулся, набирая обороты. Казалось, автобус птицей летит к перекрестку, а у священника выросли за спиной крылья.

Стоп! Успели ко времени. Все, кто сидел в салоне, увидели через лобовые стекла светящиеся фары встречного автобуса. Священник Петр первым вышел из салона и, галантно подавая руки, помогал каждой из прихожанок выйти наружу. Силуэты верующих темной цепочкой направились на пересадку.

Защищая Отечество

Уж не случилось ли чудо, когда в Талдомском историко-литературном музее им. Салтыкова-Щедрина знатный краевед Татьяна Хлебянкина передала мне копии наградных листов на Петра Сергеевича Бахтина? Тут же возник вопрос: а что было с ним до начала Великой Отечественной войны?

Учитывая, какими знаниями и здоровьем одарила его судьба, Петр Бахтин стал задумываться о военной карьере. После призыва Сталинским райвоенкоматом города Караганды в ряды Красной Армии и прослужив некоторое время рядовым, он стал курсантом полковой школы. А тут вооруженный конфликт СССР с Финляндией. Все как один курсанты согласились повоевать с буржуазными соседями и прошли серьезную школу, которая и в военное, и в мирное время делала армейскую жизнь привлекательной. Тем более, после войны с белофиннами в каждой петлице гимнастерки Петра отсвечивало, будто рубины, по четыре треугольника – звание старшины. Решив продолжить военную карьеру, он стал курсантом Костромского артиллерийского училища.

Грозное оружие доверяла Родина молодому лейтенанту, командиру огневого взвода. Тяжелый 120-мм миномет был способен эффективно поражать цели в окопах, траншеях, складках местности и на обратных скатах высот. Натренированный расчет миномета, имевшего вес в 210 килограммов, с гладким стволом, двуногим лафетом, опорной плитой и прицелом, мог посылать по врагу 12 оперенных каплевидных мин в минуту на углах возвышения от 45 до 85 градусов. При необходимости, можно было наносить удары на расстоянии более чем на 7 километров.

… Много ли оставалось времени до Великой Отечественной войны? В ее начале лейтенанту Бахтину пришлось участвовать в ожесточенных оборонительных боях под Смоленском. Да и под Волховом было не легче. Кровопролитие зашкаливало настолько остро, что ему, артиллеристу, приходилось устремляться в штыковую атаку на немцев с винтовкой Мосина, лежавшей рядом с убитым солдатом. В рукопашном бою перемешались его минометчики с отступавшими пехотинцами. Но он остался жив, если довелось участвовать в наступательных боях при освобождении Киева, городов Белоруссии, Польши, Чехословакии, о чем совсем и не мечталось.

Нередко лейтенант Бахтин задумывался над словами матери Татьяны Ивановны, читая строки в ее письмах о нательном крестике, который она надела на него при разлуке и который он втайне носил на груди под гимнастеркой. Он постоянно видел картину, как в далеком тылу, под семейным кровом, горячо молится перед иконами его мать о сбережении раба божия Петра, как она призывает бога и незримых ангелов-хранителей поберечь сына, зная с каким усердием он выполняет воинский долг, защищая родное Отечество.

С 15 июня, за неделю до необъявленной гитлеровцами войны, он стал командовать взводом управления батареи 225-го минометного полка 17-й минометной бригады на Северо-Западном, потом Центральном фронтах. Получив тяжелое ранение 15 ноября 1941 года, лейтенант Бахтин попал в госпиталь. Залечив раны, вернулся к боевым друзьям и воевал с 10 августа 1942 по 5 июня 1943 года.

… Любая минувшая война – кажется застывшей картиной. На самом деле, она словно коварное явление, неожиданно переходящее в грохочущий, огневой, смертоносный хаос.

… Вот что пишут в первом из наградных листов от 19 августа 1944 года командир полка, подполковник Нечаев и начальник штаба майор Огурцов:
«Товарищ Бахтин в боях с немцами по расширению плацдарма на западном берегу реки Висла – севернее города Сандомир, с 17 по 25 августа 1944 года отлично организовал разведку на передовом наблюдательном пункте батареи. Лично выявил 3 минометных батареи и 8 огневых точек, мешающих продвижению нашей пехоты. Лично, под артиллерийским и пулеметным огнем противника, форсировал реку Вислу на подручных средствах. Принимал участие в отражении двух контратак пехоты из личного оружия.
Достоин правительственной награды – ордена «Красной Звезды».

… С июня 1944 года Петр Бахтин командовал уже минометной батареей гвардейской 17-й бригады с присвоенным ей почетным наименованием – Владимиро-Волынская, Краснознаменная, 1-го Украинского фронта.

… С переходом границы Рейха резко поднялся боевой дух советского воина. Для него не было важнее задачи, как пригвоздить фашистских захватчиков в их собственном логове.
И это можно почувствовать из второго наградного листа на имя Бахтина.
«… Товарищ Бахтин в боях с немецко-фашистскими захватчиками в районе села Манце с 16 по 20 февраля 1945 года огнем своей батареи обеспечил продвижение нашей пехоты: быстро продвигал свои минометы за ее боевыми порядками и тем самым своевременно подавлял огневые точки и живую силу, мешавших продвижению.
Огневой мощью батареи подавил 3 минометные батареи немцев, уничтожил 8 пулеметных точек.
19 февраля в районе села Кляйн-Езериц отбил две контратаки пехоты с самоходными орудиями, уничтожил 50 солдат и офицеров. Во время одной контратаки немецкие автоматчики приблизились на 50 метров к наблюдательному пункту. Товарищ Бахтин вызвал огонь батареи на себя и отбил контратаку.
Достоин правительственной награды – ордена Отечественной войны I-й степени».

Это представление подписал через два дня все тот же командир, подполковник Нечаев.

… Война продолжалась в составе 4-го Украинского фронта. Советские войска наступали в Чехословакии и новый командир 225-го гвардейского минометного, ордена Богдана Хмельницкого полка Андреев подписал 29 мая 1945 года третий наградной лист:
«… В районе города Оломоуц с 1 по 8 мая 1945 года товарищ Бахтин проявил мужество, бесстрашие и инициативу. За период боев находился в боевых порядках пехоты на передовых наблюдательных пунктах. При попытке немцев окружить наблюдательный пункт, товарищ Бахтин вызвал огонь своей батареи на себя, чем сорвал замысел немцев.
Огнем батареи за время боев уничтожил и подавил 12 пулеметов, 5 минометов, 3 противотанковых орудия, до роты пехоты и отразил 5 яростных контратак пехоты и 8 танков противника.
Выдвинувшись за боевые порядки нашей пехоты, очутился один среди пятерых немцев, с которыми вступил в рукопашную схватку. Из них двоих убил и троих взял в плен.
При занятии города Оломоуц свой наблюдательный пункт выдвинул в район церкви, в которой находились немцы. Батарею расположил на близком от них расстоянии и метким огнем воспретил противнику подтянуть резервы для контратаки, чем способствовал успешному продвижению нашей пехоты вперед. Будучи раненым, не ушел с наблюдательного пункта, а продолжал управлять огнем батареи.
Достоин правительственной награды – ордена «Красного Знамени».

… Чуть раньше в судьбе воина произошло очень серьезное испытание. Заключалось оно в том, что перед штурмом Праги лейтенанта Бахтина с разведгруппой забросили на парашютах в тыл к немцам. И уже на утро он передал точные координаты по системе обороны противника. Немцы засекли разведчиков и устроили обстрел. Осколками старшему лейтенанту разорвало живот, а Бахтина тяжело ранило в ногу. Петр укрылся в оврагах, содрал с себя рубаху, чтобы потуже перевязать рану. Ближе к вечеру его нашли чехи.

Потребовалась очень серьезная, многочасовая, высокого врачебного искусства, операция. Чешский хирург наклонился над пришедшим в сознание офицером:
– Благодари бога, операция прошла успешно.
– Да неверующий я…
– Как неверующий, если у тебя крестик на шее?
– Это было перед войной, матушкино благословение…

Хирург покачал головой. Именно из-за нательного крестика он проявил свое усердие, спасая ногу, после чего Петр окончательно уверовал в бога. На прощанье спаситель в белом халате подарил офицеру Библию.

За совершенный подвиг, старшие офицеры полка, безоговорочно представили Петра Сергеевича к званию Героя Советского Союза. Но потом стыдливо отводили глаза. Мало ли что? Не то скажешь и тебя «возьмут на карандаш», потому что усомнились с присвоением звания в политотделе:
– Ну, какой же из него Герой Советского Союза, если он беспартийный?

Узнав об этом, офицер-орденоносец думал: «Где же правда? Неужели так просто, из-за анкетной отметки «б/п», ты и кровь свою не проливал и подвиги не совершал? Что за враждебные силы выступают против явной справедливости?

Да разве один подвиг совершал лейтенант Бахтин? Вот случай, когда его в первый раз посылали с разведчиками по особо важному заданию на немецкую территорию, чтобы взять языка. Удачно перешли линию фронта, выбрали место для засады и окопались вплотную с неприятелем.

Везение! В руки попал офицер. Как полагается, ему засунули в рот кляп, связали и ползком потащили на веревке к линии фронта. Хватились немцы: с криком «Алярм!» кинулись преследовать, но поздно. Довольные операцией командиры оценили ее проведение в три дня отдыха всем, кто в ней участвовал.

И все же, перед демобилизацией, при всеобщем победном ликовании, единственный в воинской части беспартийный офицер Бахтин подал заявление о приеме в ряды ВКП /б/.

Не все просто

Добивая остатки фашистских армий и группировок в Прибалтике, Германии, Венгрии, и Чехословакии, советские воины знали, какой у них крепкий тыл, в полной мере ощущая его помощь поставками современной военной техники, эффективно помогавшей приближать желанную победу на земле, в небе и на море.

Но вот оно, мирное небо над головой. В 1947 году Петр Сергеевич Бахтин вернулся в родную семью в Карагандинской области. По его мнению, что-то не очень крепким ощущал себя тыл в социально-экономическом отношении. Хоть и много работы у людей, а нужда ощущалась, как и в войну. Первое время фронтовик преподавал военное дело в техникуме.

В Караганде он встретился с сосланным старцем Севастианом, позднее причисленным в 1997 году к лику святых. Общение с ним перевернуло все его мировоззрение. После одной из бесед Петр решил сдать партбилет. Как гром среди ясного неба – его вызывали на партбюро, недоумевали, увещевали: «Как ты, советский офицер, орденоносец, выходишь из рядов партии?».

С полной твердостью в принятом решении Петр приезжает в Москву и поступает в духовную семинарию. Началась с 1951 года напряженная учеба. И тут по ложному доносу второкурсник Бахтин и еще 18 фронтовиков-семинаристов попали под арест. По приговору – расстрел, что повергло всех родных в ужас. А ведь был Указ 1947 года, отменявший смертную казнь. Судьи применили другую меру наказания – 25 лет тюрьмы и ссылка на поселение на 5 лет. В ходе следствия у Бахтина отобрали нательный крест, Библию и все его боевые награды.

Спустя пять лет бывшего семинариста освободили по амнистии из пермской тюрьмы. Судимость сняли, а потом и реабилитировали, передав пакет, где лежали нательный крест, Библия и орденские колодки вместо боевых орденов. Как же благодарил Господа бога раб его Петр за освобождение. Из арестованных семинаристов в живых осталось только двое.

Нет, не все просто в жизни. Как не задуматься? Ему 37 лет и еще не женат. Вернувшись в семинарию, успешно завершает учебу. Черное мирское время отходило в прошлое. Он не монах, а будущий белый священник. Надо жениться, чтобы получить приход.

Вот ему и за 40 лет перевалило. Пора! Петру Бахтину приглянулась молоденькая девушка Лариса, которая потом стала мастерицей церковных облачений – златошвейкой. Расписалась пара довольно необычным образом. После знакомства он сделал девушке предложение. Попросив ее паспорт, зашел в ЗАГС, где каким-то непонятным образом поставили штампы о регистрации брака. Выйдя из ЗАГСа, он вернул невесте документ, где уже вписали строчки, что они стали мужем и женой. Уж не проявился ли и в мирное время талант артиллерийского разведчика?

Не мешкая, супруги Бахтины отправились поездом в Караганду за благословением к отцу Севастиану. Старец тогда сказал будущей супруге следующие слова:
– Только ты можешь жить с этим человеком и терпеть его тяжелый характер. Другой такой женщины на свете больше нет, поэтому смиряйся…

… Его рукоположили в диаконы, затем в священники. Местный архирей отказался направлять его на Подмосковные приходы и назначать настоятелем. Владыка хоть и считал отца Петра заслуженным фронтовиком, но боялся, что по этой причине возможны проблемы с уполномоченным по делам церквей. Фронтовик? Ну и что? Смиренно и поочередно Бахтин служил в храмах в Переяславле-Залесском, в Новгородской и Воронежской областях.

За эти годы в православной семье Бахтиных родились сыновья Александр, Сергей и Алексей, которые тоже стали священниками. С духовной ревностью отец заявлял ректору, чтобы сыновей не принимали в семинарию Троице-Сергиевой Лавры, поскольку они любят смотреть телевизионные передачи.
Но это просто случай в семейных отношениях. Не сравнить его с похоронами матушки Ларисы. Когда старший из Бахтиных служил панихиду, он не мог от сильных переживаний читать молитвы над телом усопшей, хотя и был усердным молитвенником.

Он часто приходил на богослужение в Лавру, вынимал в алтаре частички из просфор. Со смертью схиархимандрита Севастиана приехал в Караганду, чтобы отслужить панихиду по своему духовному наставнику. Со слов отца Петра, ему пришлось служить еще 18 панихид – на кладбище к нему подходили разные сродственники с горячими просьбами.

… Фронтовик и священник дождался соломонова решения: В 1970 году в возрасте 52 лет он получил командировочное удостоверение и был временно направлен на один из дальних приходов – в село Большое Семеновское Талдомского района. И вот по нему он «временно» прослужил там 25 лет и потом дослуживал 8 лет как штатный настоятель. В итоге – 33 года.

Живые легенды

Их не выдумывают просто так. Если есть легенды, то они подкрепляют полноценность прожитой человеком жизни. Много воспоминаний об отце Петре осталось от протоиерея Брегеда, который учился в семинарии Троице-Сергиевой Лавры вместе с ним: «Вид у отца Петра был богатырский – густые, седые волосы немного взлохмачены, поэтому он казался несколько неопрятным. Многие люди его хорошо знали, очень ценили и часто приглашали совершить на дому какие-либо требы: крестины, соборования, молебны и прочее».

Об отце Петре неверующие люди с завистью говорили, что он один из тех попов, кто ездит по Загорску и его окрестностям на собственной легковой машине «Волга» черного цвета, а, значит, и денежки водятся. Батюшка рулил своеобразно, иногда не соблюдая правил дорожного движения. Все это замечали гаишники, но уважали и даже отдавали честь, не останавливали.

Однажды архимандрит Троице-Сергиевой Лавры Иннокентий послал к нему на приход доверенного человека, чтобы тот ознакомился на месте со здешней церковной жизнью. Бахтин предложил отвезти его на своей машине, чему тот вначале весьма обрадовался. Но когда сели в кабину, оказалось, что одна из дверей не закрывается, и ее нужно удерживать веревкой. На поворотах отец Петр не тормозил, все время крестился и извинялся, что у него сел аккумулятор и поэтому, если остановится, мотор, вовсе не заведется.

Пассажир при таком движении не мог прочно удерживать веревку, частенько перемещался из стороны в сторону, а дверь постоянно хлопала. Дорога к Богоявленской церкви была не ближняя, напоминала ухабами фронтовые условия, и ему пришлось изрядно поволноваться. А ведь это почти ежедневный путь отца Петра на богослужение.

Надо бы каждому из нас поучиться у Бахтина, как не подвергать себя одному из тяжких грехов – унынию. По своеобразию характера, он не был замкнутым и суровым: любил танцы и пение. При всех духовных дарованиях оставался вполне «земным» человеком: сам копался в огороде, знал строительное дело, отлично варил квас, пек блины. А зимой купался в проруби.

… Наверное, священник Бахтин никогда так не убегал от немцев, находясь в разведке в их тылу, как от милиции. Известно, что в советское время священников не хватало. Однажды по какой-то надобности пришлось побывать на Украине. Он переправился через Дон и оказался в сельской местности. Там к нему обратились с просьбой кого-то покрестить. О нем быстро узнали по всей округе и просьбы посыпались одна за другой как из рога изобилия. В один из дней он окрестил 200 человек.

Его возили по разным деревням, где по домам сразу собиралось по 20-30 новокрещаемых жителей. С уважением, участливо, люди тихонько сообщили неожиданное – его, русского священника разыскивает милиция, и предложили тут же «форсировать» Дон в Российскую Федерацию. Он спешно собрался, и когда добрались до переправы, неожиданно подъехал милицейский «бобик». Вышли из него милиционеры и сказали:
– Вот, наконец, ты нам и попался. Это ты здесь всех крестишь? Мы тебя давно разыскиваем. Давай, садись в машину!

Он сел в машину и его повезли. Ехали относительно долго. Наконец, остановились около какого-то дома и предложили выйти. Отец Петр полагал, что его везут в отделение милиции, будут там составлять протокол и прочее. Однако дом был обычный, никакой вывески на нем не было. С удивлением и опаской размышлял: «Что бы все это значило?». Когда его завели в помещение, он увидел женщин и детей разного возраста. Один из милиционеров повелительно сказал ему:
– Ты вот везде крестишь, давай теперь наших крести!».

В итоге ему пришлось покрестить не только жен и детей милиционеров, но и их самих. Затем его снова посадили в машину, подвезли к реке, сердечно поблагодарили и с почетом переправили на другой берег Дона.

Сам отец Петр, хоть и редко, вполголоса рассказывал о живой легенде, об архимандрите Кирилле (сержант Павлов), который воевал в Сталинграде. Однако, со слов Бахтина, отец Кирилл запретил ему об этом говорить с посторонними и, тем более, что-либо публиковать.

Незадолго до смерти в январе 2005 года отец Петр перешел жить в келью Троице-Сергиевой Лавры. Готовясь в схимонахи, в молитве и благочестии, митрофорный протоиерей, клирик Московской епархии скончался в 86 лет.

В Ильинской церкви Сергиева Посада его отпевал архиепископ Можайский Григорий. Ему помогали в печальном обряде священники-сыновья отца Петра: Александр, Сергей и Алексей. В последний путь провожали два хора Троице-Сергиевой Лавры. На старом кладбище прогремел над могилой троекратный салют воинского караула – дань уважения солдату Отечества и воину духа.

 


 

 

21.03.16

 

 

В начало | Храм Богоявления Господня, с. Большое Семеновское

Сайт дубненско-талдомского благочиния РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ МОСКОВСКИЙ ПАТРИАРХАТ
Дубненско-Талдомское благочиние, официальный сайт
Новости и объявления | Храмы | Расписание | История благочиния | Газета "Православная встреча"
Воскресные школы | Наука и религия | Ссылки | Контакты | Поиск | Карта сайта
© DUBNA-BLAGO.RU 2009-2015