РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ МОСКОВСКИЙ ПАТРИАРХАТ

Протоиерей Павел Великанов: «Через детский опыт мы воспринимаем не только окружающий мир, но и Бога»

 

14 декабря 2018 года в Дубну по приглашению Дубненско-Талдомского благочиния прибыл кандидат богословия, доцент Московской духовной академии протоиерей Павел Великанов. После торжественной части собрания, посвященного закрытию XVI городских Рождественских образовательных чтений «Молодежь: свобода и ответственность» он провел беседу о том, как влияют внутрисемейные отношения на отношения человека с Богом.

Беседу священник начал с рассказа о встрече с женщиной, выросшей в приемной семье. В трехмесячном возрасте мать оставила её в булочной, приколов к пеленке записку с именем Анастасия. Анастасия поведала священнику о драме своей жизни – приемный отец пил, приемная мать била – и пожаловалась, что не может назвать Божию Матерь, «матерью», потому что в её жизни не было такого опыта. И попросила отца Павла помолиться о том, чтобы её сердце стало отзываться на слово мать…

Далее священник Павел Великанов продолжил:

«Размышляя над этой драмой, я задумался над тем, что у каждого из нас есть определенный детский опыт, и он заквашивает во многом наше восприятие жизни в будущем. Через этот опыт мы воспринимаем не только окружающий мир, отношения друг с другом, но и Бога. Я хотел бы вместе с вами поразмышлять, от чего зависит восприятие Бога, от какого детского опыта? И посмотреть в сторону популярного направления психотерапии транзактного анализа Эрика Берна.

С его точки зрения, в каждом человеке существуют три проявления эго: это родитель, ребенок и взрослый. Взрослый в системе Эрика наделяется двумя основными  функциями: родитель контролирующий и родитель опекающий. Контролирующий родитель управляет, держит руку на пульсе, его мнение не допускает никаких вариантов. Родитель опекающий – это тот, кто занимается обеспечением: дает душевную теплоту, поддержку, вдохновение. В своих крайних проявлениях родитель контролирующий превращается в тоталитарного диктатора, а родитель опекающий – это  удушающая своей опекой, вечно тревожащаяся, заботящаяся мамаша, которая будет звонить своему ребенку каждые 15 минут, даже если ребенку уже за 60 лет. На эту тему есть стишок-порошок: «Я не из типов, что, как слизни, Прилипли к женам и домам. Я вольный волк, бунтарь по жизни! Ведь правда, мам?» В нормальной семье функции контроля и опеки распределяются между отцом и матерью, но в ситуации с семьей неполной, всё, как правило, может нарушиться.

А как это будет проецироваться на наши отношения с Богом? Наиболее ярко идеал отцовства показан Спасителем в притче о блудном сыне (Лк.15:11-32). Отцовская любовь – это, прежде всего, свобода и защищённость. Отец не препятствует уходу сына и не отказывает ему отдать наследство – и в то же время последнее прибежище, куда возвращается сын – это отчий дом. Позиция отца по отношению к сыну – это позиция полного доверия и предельного риска: ведь сын на самом деле мог погибнуть. В этом странном поступке отца проявляется высшее качество безусловной Божественной любви: уважение к праву другого быть таким, каким он хочет и даже быть совсем плохим. Это всё – не внутрисемейные отношения, а  отношения человека с Богом.

Если резюмировать специфику новозаветного отцовства, оно противоположно модели отношений между рабом и господином. Всё новозаветное сыновство – это отец и сын. Чем отличаются отношения отца - сына от отношений господина - раба? Во-первых, отец и сын находятся в общении диалога. Там нет формата «я сказал – ты сделал», как это имеется в отношениях между рабом и господином. Доступность, заинтересованность, включенность в жизнь сына. Отец – прибежище сына, а не угроза, отец не бросает сына, даже если он становится обузой. А нефункциональный раб господину не нужен. И самое важное, сын может не соглашаться с отцом, а иногда  может сильно его расстроить, сделать ему больно, но это не будет означать, что сын его не любит. Раб не может противоречить или расстраивать своего хозяина. Противоположная отцовству позиция собственничества – это  позиция владения и управления. При этом неважно, как она будет осуществляться: путем диктата или обволакивающей, всеобъемлющей мягкой гиперопеки.

Апостол Павел обращается к Галатам как к своим детям, которых он «снова рожает в муках, пока не будет изображён в них Христос!» (Гал. ). Это очень сильный образ: ведь по сей день, несмотря на всё развитие медицинских технологий, любая забеременевшая женщина понимает – это может стоить ей жизни, но она идёт на риск ради блага ребёнка.

«Собственничество» как доминирующая модель отношений между родителем и ребёнком приводит к тому, что и окружающий мир, и Бог будут восприниматься через определённую призму.

Только «собственник» имеет право решать, что хорошо, а что – плохо. Он по определению не может ошибаться; любое сомнение в непогрешимости – это угроза для авторитета и жёстко пресекается на корню.

Только ребёнок несёт ответственность за то, что родитель гневается, раздражается, «выходит из себя». Почему – смотри предыдущий пункт. Таким образом воспитывается острое чувство вины за негативные состояния «старшего» и через это открываются безграничные возможности для манипулирования. Ребенок боится нарушить указания «высшего» только потому, что не хочет снова чувствовать себя виновным в его гневе.

Если смотреть с позиции «собственника», то любовь – это обязанность, а не возможность. И прежде всего это обязанность низших по отношению к высшим. Поэтому любовь можно требовать. А вот ответное благорасположение – «сверху вниз» – необходимо заслужить, оно не может быть дано «на вырост», без каких бы то ни было условий.

В идеале ребёнок как самостоятельная личность должен быть упразднён и превращён в послушное существо, реализующее «родительский проект», а не как личность, которая гармонично развивается в соответствии со своей природой.  И последнее, в собственнических отношениях невозможно определить границы личности. Сын или дочь неотделимы от родителей, накрепко «приколочены» к ним всеми доступными способами, в том числе и финансово.

Насколько опасна такая «собственническая» авторитарная модель отношений, хорошо показал психологический эксперимент Рона Джонсона «Третья волна». Это произошло в 1967 году в  Калифорнии, в небольшой школе, где во время урока истории о Второй мировой войне ученики не поверили учителю, что нацисты были самыми обыкновенными людьми. Тогда Джонсон решил устроить эксперимент.

На следующий день он попросил всех прийти в белых рубашках. Объяснил силу дисциплины и установил жёсткий распорядок в классе. Школьникам «игра» понравилась, они охотно стали выполнять приказы. На следующий день он объяснил силу «общности». Ученики дружно скандировали: «Сила в дисциплине, сила в общности». У них появился некий отличительный жест – «салют Третьей волны», которым теперь они должны были приветствовать друг друга.

Еще через день у них появились свои «доносчики» и свои «каратели». Одним словом, вы можете посмотреть фильм «Эксперимент 2: Третья волна», где прекрасно описано, как все происходило.

Результат эксперимента оказался шокирующим и для детей, и для преподавателя, и для администрации. Никто не мог ожидать, что всё закончится так драматично. Не встретив практически никакого сопротивления, Джонсон за одну неделю смог создать реально работающий аналог Третьего рейха – объединения людей вокруг утопической идеи, ради которой люди были готовы стать безропотными винтиками, с готовностью переступая через любые законы.

Это был не единственный эксперимент, который заставил учёных серьезно задуматься: оказывается, в человеке нет надёжного иммунитета к системе подавления. Человеку легче стать подневольным рабом и переложить свою ответственность на Господина,  чем воспитывать в себе подлинные Сыновство и Отцовство. Божественный дар свободы и личной ответственности на самом деле оказывается бременем, которое с готовностью сбрасывается, как только появляется возможность.

Геронда афонского монастыря Симонопетра архимандрит Эмилиан (Вафидис) пишет: «В христианской жизни нет никаких «нужно». «Нужно» – это умственное заключение… Слово «нужно» не трогает, не волнует. Слово «нужно» даёт ощущение рабства, отбивает желание продвигаться вперед. Слово «нужно» не приводит к Богу. Слово «нужно» относится к человеческой воле, к человеческому намерению, которое, как мы все знаем, хрупко. Нет никакого «нужно». Поэтому я не могу ответить на вопрос: «Что нужно теперь делать?» Пускай душа движется навстречу к Богу, опираясь на свои наблюдения и ощущения».

После беседы протоиерей Павел Великанов пожелал, чтобы у детей родителей, собравшихся на эту беседу, был собственный опыт Божественной любви.

 

Подготовила Светлана Козлова
Фото священника Романа Волощенко

 Павел Великанов
 Павел Великанов
 Павел Великанов
 Павел Великанов
 Павел Великанов
 Павел Великанов

 

 

18.12.18

 

 

На главную страницу | В начало

Сайт дубненско-талдомского благочиния РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ МОСКОВСКИЙ ПАТРИАРХАТ
Дубненско-Талдомское благочиние, официальный сайт
Новости и объявления | Храмы | Расписание | История благочиния | Газета "Православная встреча"
Воскресные школы | Наука и религия | Ссылки | Контакты | Поиск | Карта сайта
© DUBNA-BLAGO.RU 2009-2019