РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ МОСКОВСКИЙ ПАТРИАРХАТ

17 лет в сталинских застенках

 

30 октября 2019 года, в День памяти жертв политических репрессий, члены Дубненской ассоциации жертв политических репрессий пришли на Большеволжское кладбище к памятному камню, посвященному жертвам политических репрессий, приняли участие в заупокойной литие, которую совершил клирик Дубненско-Талдомского благочиния священник Олег Мартынов-Скавронский, возложили живые цветы. Одна из участниц этого события – Анна Васильевна Столетова рассказала корреспонденту благочиния о своем отце Дианове Василии Васильевиче, который провел в сталинских застенках в общей сложности 17 лет. Делясь воспоминания, она пыталась сдерживать слезы, но это ей удавалось с трудом. Потому что невозможно понять, за что человека обрекли на такие муки, за что так страдала его семья, обретшая ярлык врага народа, как этот ярлык отравлял жизнь самой Анне Васильевне. Сейчас, по исходу стольких лет, всё это кажется чем-то абсурдным, нереальным. Но в том-то и трагедия, что всё это было реальностью, как реальны слезы дочери репрессированного Василия Дианова, одного из множества миллионов людей, попавших под каток репрессивной машины сталинских времен.

ВОСПОМИНАНИЯ ДОЧЕРИ РЕПРЕССИРОВАННОГО ДИАНОВА ВАСИЛИЯ ВАСИЛЬЕВИЧА

«Жили мы тогда в Карелии в селе Шижня Беломорского района, сейчас оно входит в городской округ Беломорск. Отца взяли, когда предъявили ему обвинение в поджоге деревянного железнодорожного моста. А он в момент возгорания находился за 200 километров от этого места, на подледном лове рыбы. Дали ему 10 лет, 58 статью. Тогда в его защиту выступила племянница – адвокат. Она сумела доказать, что  в этом районе его в день поджога не было. Решение отменили, но в Воркуту, в главную контору, решение не отправили. А в Воркуте через три года дали еще 10 лет. Началась война, во время работы отец сказал: «Под Москвой немец, а мы тут, мужики!» За эту фразу, приписав ему, что он выступает против советской власти, добавили еще 10 лет. Получилось две 58-х статьи, с погашением трех лет, так как одна на другую накладывалась. А позже обе статьи были отменены:  первая – за недоказанностью виновности, а вторая – за отсутствием состава преступления. Отец отсидел 17 лет, от звонка до звонка, он помор, выжил, вернулся.

Когда отца забрали, в семье было четверо детей. Я – старшая, брат на два года моложе и двойняшки. Двойняшки в том же году умерли. Так и жили. В пионерах не была, а в комсомол приняли. В десятый класс не пустили, потому что надо было ехать учиться в районный центр. А там сказали, что достаточно и семилетки дочери врага народа, необязательно учиться дальше. Решила в техникум идти, в горный, чтобы работать на природе. Но сказали, что дочь врага народа недостойна этого техникума, к тому в том техникуме есть государственные тайны. Словом, в горный техникум не пустили. И тогда мы с двоюродной сестрой пошли в сельскохозяйственный техникум в городе Сортавала Карелии. Потом закончила заочно сельскохозяйственный институт. Тогда тем, кто имел сельхозобразование, можно было идти только в сельскохозяйственный институт. И в институте мне аукнулось. Я готовилась к защите диссертации по теме космической биологии, но мои семена выбросили, почти готовые по первой стадии. Пришла, лежат мои семена на рабочем столе. Спрашиваю руководителя, почему они здесь, что случилось. Он мне в ответ только два слова: «Так надо!»

 

Записала Светлана Козлова
Фото автора


17 лет в сталинских застенках
17 лет в сталинских застенках
17 лет в сталинских застенках

 

 

2.11.19

 

 

На главную страницу | В начало

Сайт дубненско-талдомского благочиния РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ МОСКОВСКИЙ ПАТРИАРХАТ
Дубненско-Талдомское благочиние, официальный сайт
Новости и объявления | Храмы | Расписание | История благочиния | Газета "Православная встреча"
Воскресные школы | Наука и религия | Ссылки | Контакты | Поиск | Карта сайта
© DUBNA-BLAGO.RU 2009-2019